Приплод у собаки ростовнадону ⋆ Онлайн-журнал для женщин

Приплод у собаки ростовнадону

Содержание:

О чем спорят сторонники и противники «Собачьего патруля».

автор Мария Погребняк

26 Сентября 2017

В Ростове запускают «Собачий патруль»: так будет называться Центр массовой стерилизации и вакцинации бездомных собак. После стерилизации и прививки от бешенства животных будут выпускать обратно на улицы.
Активисты «Собачьего патруля» опасаются массового убийства бродяг перед ЧМ-2018, как это было в преддверии Олимпиады в Сочи.
У «Патруля» есть противники: некоторые зоозащитники по-прежнему уверены в том, что усыпление — эффективнее. Мы выслушали аргументы обеих сторон.

Создать Центр массовой стерилизации и вакцинации предложил ростовский бизнесмен Сергей Меньшиков, он вложил в проект свои полмиллиона рублей. Его поддержал директор ростовского цирка Дмитрий Резниченко. В сентябре начался сбор денег (до ноября нужно привлечь 2 млн руб., вообще — 10 млн) на краудфандинговой платформе Planeta.ru.

Бизнесмен Сергей Меньшиков: — Меня как-то девушка попросила помочь одному приюту. Я приехал, ужаснулся и решил, что надо решать вопрос системно, разовая помощь ничего не изменит. Я не зоозащитник в классическом понимании. Просто я знаю, что никто не имеет права лишать животных жизни. И да, мы ответственны за то, что происходит на улицах.

Директор цирка Дмитрий Резниченко: — У меня не вызывают умиления бродячие собаки. У нас участок в садовом товариществе за Орбитальной, на окраине Ростова. Года три назад зимой бродяги загрызли там знакомую женщину насмерть. Они и сегодня продолжают размножаться в том районе. Я их не боюсь, но дочку там гулять не отпускаю. Зачем я нужен «Собачьему патрулю»? Я как человек из госструктуры помогаю наладить контакт между активистами и властями.

К «Патрулю» присоединилась ростовская бизнесвумен Татьяна Шишкина, владелица компании «ХДМ-Юг». Она бесплатно, на условиях долгосрочной аренды, отдала активистам 50 соток земли на Западном, в районе пересечения Доватора и Малиновского. Центр займет 850 кв. метров. Вместимость — 250 собак: 100 — в приюте, 150 — в зоне передержки. Цель «Патруля» — за первые 10 месяцев работы стерилизовать и привить от бешенства 80% бездомных собак города, это около 10 тысяч бродяг.

Каждую собаку сфотографируют и внесут информацию о ней в базу данных — там будет указано, из какого района ее привезли, кто и когда сделал ей операцию. Через 4-5 дней после операции собаку выпустят на улицу с клипсой на ухе. Примерно 10% процентам собак (молодым, породистым) найдут новых хозяев. В Центре будут работать 30 человек: хирурги, ловцы, водители, ветеринары, техперсонал. Активисты прогнозируют, что за 2 года количество бездомных собак в Ростове снизится почти вполовину, а за 5-8 лет — на 90%.


Сейчас за численность бродячих псов в Ростове отвечает Центр безнадзорных животных на Портовой, 1/7: он муниципальный, финансируется из городского бюджета. ЦБЖ тоже занимается отловом и стерилизацией, а также работает как приют: пристраивает бродяг через интернет. Он маленький и переполненный, его работа не приносит большого эффекта. В 2015 году экс-директора ЦБЖ Александру Сорокину обвинили в хищении бюджетных 7 млн. рублей. Когда «Собачий патруль» запустят, ЦБЖ закрывать не будут, он продолжит работу.

Построить Центр к мундиалю могут не успеть, более реальный срок запуска проекта — весна 2019 года. Поэтому, если все же администрация города примет радикальное решение об отстреле перед ЧМ, то, по словам Меньшикова, активисты попытаются спасти часть собак — оперативно разместив вольеры из сетки-рабицы на территории будущего Центра.
Когда большую часть собак стерилизуют, Центр будет работать как приют для бездомных животных. Возможно, в будущем запустят проект по стерилизации бродячих кошек.

Создание ростовского Центра спровоцировало новую волну споров среди зоозащитников. Программу стерилизации и вакцинации критикует президент московского Центра правовой зоозащиты Светлана Ильинская: она считает, что снова отправлять бродяг на улицу — негуманно, а стерилизовать всю популяцию невозможно физически.

Зоозащитник Светлана Ильинская: — Программа стерилизации противоречит идее защиты прав животных. Мы вновь заставляем собаку жить на улице — это жестоко. Как делают в Европе — всех бродяг селят в приюты. Если за какое-то обозначенное время животное не удается пристроить, его усыпляют, чтобы было место для новых собак. Отловить и стерилизовать всех — нереально. Это возможно только локально — может быть, в отдельном районе. Оставшиеся собаки продолжат размножаться, приносить потомство, нападать на людей.

По мнению Ильинской, надо ориентироваться на европейский опыт: там, по ее словам, к массовой стерилизации прибегают редко. «Собачий патруль» парирует тем, что убийство, пусть даже гуманная эвтаназия (усыпление без мучений) остается убийством, а создание приюта для собак в нынешних реалиях — утопия.

Меньшиков: — Представьте, сколько нужно денег на такой собачий концлагерь. Десятки миллионов рублей — на корм, на уход, на попытки пристроить. Всех поймать, куда-то вывезти и уничтожить — тоже дорого. Чтобы одномоментно изъять с улицы тысячи собак, надо очень много ловцов: это должна быть полномасштабная военная операция.

Резниченко: — Нельзя разовым массовым убийством решить проблему бездомных собак. Придется убивать постоянно. В тех местах, где животных массово уничтожали, популяция быстро восстанавливалась. Если начнется масштабное убийство, люди начнут прятать собак — как в войну прятали партизан. А потом выпускать обратно. Да война уже идет! Гражданская война за собак.

Еще один аргумент противников — такая же программа стерилизации и вакцинации в Москве закончилась ничем. Она действовала в столице в начале нулевых в течение 5 лет. В 2007 году столичные власти признали, что она провалилась: деньги выделялись, но бездомных собак меньше не стало. В Москве стали строить приюты, где бродяг содержат пожизненно. Но «Собачий патруль» ориентируется не на столицу, а на Нижний Новгород.

Резниченко: — Это город-миллионник, который, в отличие от Москвы, можно сравнивать с Ростовом. У них было столько же собак, как и у нас — порядка 10 тысяч. У них сейчас все под контролем. Они создали такой же Центр и за 2 года — с 2014-го по 2016-й — снизили число бездомных больше, чем вполовину. Их проект оказался эффективным, его продолжают и в этом году.

Активисты «Собачьего патруля» уверены, что после создания Центра агрессивных собак на улицах города не будет вообще: они перестанут нападать на домашних животных, набрасываться на прохожих и гоняться за велосипедистами.

Меньшиков: — С агрессивными собаками мы будем поступать особо. Если такая собака попадет в наш центр, мы поместим ее в карантин, специалисты будут наблюдать ее несколько дней. Мы ее стерилизуем, привьем от бешенства, потом снова — внимательное наблюдение. Если и после операции она останется агрессивной и опасной для окружающих, мы ее усыпим. Ожидаем, что таких собак будет не больше 10%.

Противники же уверены: дать стопроцентную гарантию, что стерилизованная собака не будет кусаться, невозможно.

Ильинская: — Мы изучали работы зарубежных биологов: есть случаи, когда стерилизация делает собаку — сук, в основном — еще более агрессивной. Яичники не всегда удаляют полностью, часто просто перевязывают трубы. Женские гормоны не выделяются, собака становится эмоционально неустойчивой. Нередки случаи, когда стерилизованная самка становится вожаком стаи. У кобелей уровень агрессии тоже может остаться прежним.

Читайте также:  Почему пузыри на обоях после высыхания

Каждую собаку в Центре будут прививать от бешенства. По мнению оппонентов «Собачьего патруля», эту инициативу тоже можно назвать сомнительной.

Ильинская: — По правилам, собаку надо вакцинировать от бешенства каждый год. То есть надо снова отлавливать бродяг, чтобы сделать каждой прививку — это сложно и, скорее всего, нереально. Кроме того, вакцинировать от бешенства можно только абсолютно здоровую собаку — при наличии глистов или еще какой-нибудь заразы это бесполезно. Не думаю, что всех отловленных собак сначала вылечат: на это просто не будет времени и денег. В ряде случаев вакцина от бешенства понижает иммунитет: животное, возвращенное на улицу, подхватит какую-то болезнь и погибнет.

Учредители Центра утверждают, что повторная вакцинация от бешенства нужна не будет.

Меньшиков: — Мы не будем делать прививки всей популяции второй раз, одного будет достаточно. Бешенство среди собак, по статистике, встречается крайне редко, каждый случай — это большое ЧП. Повторюсь: всех бродяг с неадекватным поведением будут наблюдать наши ветеринары. Наша система будет работать так, что на улицах не останется ни одной по-настоящему опасной собаки.

По мнению оппонентов создания Центра, стерилизация и вакцинация — удобный способ отмывать деньги. Никто, как правило, не проверяет, скольким животным сделали операцию.

Ильинская: — Стерилизовать собак начали в неразвитых странах (в Индии, например), где нет денег на содержание бродяг в приютах. Так начали поступать в странах, где, как и у нас, высокий уровень коррупции. У нас тоже была масса уголовных дел на этот счет: по документам собак стерилизовали, в реальности — нет. Стерилизация — это удобно, деньги на это будут выделяться постоянно. Так как методика неэффективна, это деньги на ветер.

Активисты «Собачьего патруля» не скрывают, что в дальнейшем рассчитывают на финансирование из городского бюджета. Центр наравне с остальными зоозащитными организациями будет участвовать в тендерах на вакцинацию и стерилизацию.

Меньшиков: — Центр — некоммерческое партнерство. Мы будем участвовать в госконтрактах на год или полтора. Мы поставим минимальные цены.
Сейчас те, кто берут эти подряды, делают это для того, чтобы заработать, мы же будем делать это по себестоимости. Ни я, ни Резниченко, ни Татьяна Шишкина не собираемся наживаться на бездомных собаках. Мы все чего-то добились в этой жизни, и, если у нас есть возможность помочь родному городу решить эту проблему — мы будем помогать.
Если кто-то захочет выигрывать тендеры каким-то другим, нелегальным, образом, мы будем подавать в суд. Наша финансовая политика будет абсолютно прозрачной. Первое время на содержание Центра надо будет около 1 миллиона в месяц, потом меньше — по мере снижения числа собак.

Резниченко: — Деньги на создание Центра мы собираем сами, ответственны за них. Благодарны любой сумме, говорим большое человеческое и собачье спасибо.

Марина Ахмедова, писатель, автор журнала «Русский репортер», военкор. Известна своими репортажами о терроризме, наркомании и военных конфликтах в Чечне и на Украине. Этим летом сделала репортаж о массовом уничтожении собак в Якутии.


— Когда я попала в пункт передержки в Якутске, я знала, что собаки, которых я вижу, будут жить всего несколько дней. Мэр города экономит, поэтому бродяг усыпляют на 10-й день после отлова. Зрелище тяжелое: около 40 животных, собаки, кошки с котятами, в мисках нет воды. Но самым неприятным зрелищем были люди.
Я говорила с тамошним ветеринаром и поняла, что все, что он умеет — убивать. Он не умеет лечить, он работает в пункте смерти. Я спросила: как он себя чувствует, постоянно убивая? Ветеринар оскорбился, стал спорить, просить не путать убийство и усыпление — «убийство — это если бы я ее лопатой по голове».
Другие сотрудники пункта пытались убедить меня в том, что они хорошо относятся к животным. Но один из них сказал вдруг: ничего, зато моих детей никто не будет кусать. Я поняла, что это местная идеология. Это глубоко сидит у них в уме: животное — это мусор.
Жители города ненавидят собак, это дело рук чиновников: они проводят мощную кампанию, доказывают, что животные опасны. Мэр поставил людей перед выбором: либо они за него, либо за собак.
Люди, которые говорят: «Да что вы носитесь со своими собаками — до них ли сейчас, когда люди живут собачьей жизнью?»… Так вот, им одинаково наплевать и на собак, и на людей. Еще они любят говорить: «Я лучше детям помогу». На самом деле они не помогают никому. У меня нет такого выбора: я помогаю и людям, и собакам. Да, у нас тяжелая ситуация в стране, основная часть населения нищенствует — но спрашивать за это нужно не с собак, а с власти.
Чиновники очень мало думают о животных. Да, что-то они там делают, потому что Путин год назад дал поручение ускорить принятие закона «Об ответственном отношении к животным». (Если закон примут, у животных появятся права, сейчас они формально считаются имуществом. В законе будет четко прописано, что считается жестоким обращением с животными. Бездомных собак запретят усыплять: их будут отлавливать, стерилизовать и отпускать обратно. — «Нация».)


Закон задерживают — без объективных причин. Но многое зависит от реакции общества. Если народ будет настаивать на принятии закона, его примут.
Есть риск, что к чемпионату мира, через год, этот закон все еще не появится.
Когда в Сочи объявили тендер на утилизацию животных, мы смогли его отменить — много писали и говорили об этом. Мировая пресса тоже возмущалась, но не из-за любви к животным, было модно критиковать Олимпиаду. Тогда на скорую руку сделали приюты. Я видела в Сочи жирненьких и причесанных дворняг, которых оставили в центре города: они лежали, махали хвостиками и чуть ли не улыбались иностранцам.
Я не понимаю, почему спорят о стерилизации — этот метод, насколько я знаю, работает. Только надо делать все по закону.

Контакты

Как помочь

Описание

График работы:

Пн, Вт, Ср, Чт, Пт. — с 9:00 до 18:00 — Прием граждан до 18:00

Сб, Вс. — с 9:00 до 17:00 — Прием граждан до 17:00

Обеденный перерыв ежедневно с 13:00 до 14:00

Дрессировка

• ОКД
• ЗКС
• Подготовка к соревнованиям

Передержка

• Летние и
• Зимние вольеры
• Номера для кошек

Связаться с нами

Подробнее

Дрессировка

Подробнее

Гостиница

Подробнее

Подготовка к выставке

Добро пожаловать на наш сайт, где я буду рад представить Вам наш центр дрессировки и передержки. Несколько слов о себе. Окончил биофак РГУ, лицензированный инструктор-дрессировщик и фигурант, большой опыт работы с собаками разных пород (с 1991 года), принимал участие в соревнованиях различного уровня (в том числе МВД по розыскной службе, чемпионате Вооруженных сил – «Красная Звезда», г.Дмитров), трехкратный чемпион северного Кавказа (95,98,99гг.) по ОКД, ЗКС. Надеюсь, что Вы найдете на нашем сайте много полезной информации.

С уважением, Алексей Умзар

Наш кинологический центр предлагает Вам ряд профессиональных услуг для Ваших питомцев, в том числе:

  • Зоогостиница. Передержка собак и кошек
  • Дрессировка собак любых пород по различным программам
  • ОКД, ОКП, УГС (команды общего послушания)
  • ЗКС, КС (развитие охранных качеств)
  • Т1 (подготовка собак к тестированию), немецких овчарок — к керунгу
  • Ринговая подготовка, хендлинг
  • Зоотакси. Доставка животных.
  • Помощь в вязках, в том числе искусственное осеменение.
Читайте также:  Снежный барс в горах фото

Цены и всю интересующую информацию, можно всегда узнать по телефону +7 928 279 89 19

Дрессировка и передержка в Ростове-на-Дону 89282798919

Ниже предлагаем Вашему вниманию блог о собаках, где можно узнать много интересной и полезной информации.

Автор всех статей А.Умзар

Вы решили завести собаку

Пластмассовый мир победил

(размышления на могиле рабочей собаки)

Пластмассовый мир победил,

Макет оказался сильней…

Сам вою, сам лаю…

Это место давно поросло травой. Пятнадцать лет назад я похоронил здесь свою первую Рабочую Собаку. Сейчас таких почти не осталось. Теперь всё чаще, обращаясь за помощью к кинологу, люди жалуются: «Мой балбес боится громких звуков, посторонних людей, собственной тени (нужное подчеркнуть)». А ещё вспоминают: «Вот, когда я был маленьким, у моего отца (соседа, друга) была собака, которая…» — далее следуют варианты – «всё понимала без всякой дрессировки; всех впускала во двор и никого не выпускала; стоило только протянуть к хозяину руку…» — и т.д., и т.п. Понятно, что в детстве и деревья были большими, но всё-таки… Ведь, действительно, о наших овчарках слагали легенды; колли была крупная служебная собака; эрдельтерьеры участвовали в военном многоборье, ходили на задержание; ротвейлер считался вообще зверь, собака для профессионала. «Служебное собаководство способствует обороноспособности нашей страны и охране социалистической собственности» — под этим девизом велась вся работа в клубах служебного собаководства в Советском Союзе. В стандартах пород во главу угла ставилась функциональность: собаки были крупные, физически крепкие. Отдельное внимание уделялось характерным поведенческим особенностям каждой породы. «Собака злобная, недоверчивая к посторонним; умеренно злобная» — эти формулировки из прежних стандартов безвозвратно канули в лету. Со времен вступления России в Международную Кинологическую Федерацию (не в дерьмо, так в партию) стали действовать европейские стандарты, в результате чего часть служебных пород сразу перешли в разряд декорации и стали непопулярными, а другие изменились до неузнаваемости, и зачастую не в лучшую сторону. Критерием оценки производителей стали лишь экстерьерные выставки, которые из зоотехнических мероприятий превратились больше в шоу.

Напряжённо застывшая в выставочной стойке немецкая овчарка кажется верхом совершенства. В создание её современного облика привлечено всё – от кинетической механики до теории золотого сечения. Но, увы, анатомические особенности такой собаки (излишне опущенный зад, переугленные конечности с, как правило, слабыми связками) делают её в реальной работе гораздо менее выносливой (по опыту знаю) в сравнении с более просто сложенными старотипными сородичами. Не говоря уже о преодолении препятствий. Единственное, что такая овчарка может делать лучше – это красиво бежать по рингу. Такому поведению даже название придумано – «выставочный кураж». А копните поглубже: что такое этот самый выставочный кураж по сути? Во-первых, это гиперактивность. Красиво смотрятся излишне темпераментные собаки. Такая собака очень неудобна в быту – она постоянно скачет и суетится, чем обычного человека, не отягчённого заботами хендлерства, только раздражает. Во-вторых, это преобладание ориентировочной реакции. Выигрышно смотрится собака, которая, насторожившись, тянется вперёд, реагируя на движения помощников за рингом. В дрессировке такие собаки не умеют сконцентрироваться и отвлекаются на малейшие раздражители. Целенаправленно отбирая в разведение вот таких «куражных» собак, мы закрепляем в потомстве качества, нежелательные в обычной жизни и дрессировке.

Отдельной статьёй можно отметить полное отсутствие агрессивности. Эксперт в ринге – по сути, чужой человек для собаки – должен её ощупать, залезть ей в зубы, и не дай бог на него огрызнуться. Если раньше определение «злобный» для служебной собаки считалось достоинством, то теперь является поводом для дисквалификации. Собака, неспособная кусаться, называется модным ныне словом «адекватная». ( Адекватная – чему? Вы считаете, что бездействовать при нападении на хозяина или проникновении на охраняемую территорию адекватно для защитной собаки?) Понятно, что при таком подходе, врождённое недоверие и охранные качества отбраковываются на корню. И если явные дефекты экстерьера можно отследить в раннем возрасте, то дефекты психики и преобладающие поведенческие реакции проявляются, как правило, гораздо позже, когда щенок уже обрёл нового владельца. Когда выясняется, что ваш любимец вовсе не тянет на «пограничного пса Алого», заводчик, продавший «собаку для охраны», как правило, ссылается на неправильное воспитание и отправляет хозяина к кинологу. «Любой «гав-гав» за ваши деньги!» — говорит дрессировщик, вкладывает в вашу собаку уйму времени, труда и умений, и в результате она становится намного лучше, чем была, даже сдаёт испытания, но надёжного охранника из неё всё равно не получается. «Как же так», — озадачивается владелец, — «у него же папа – полицейская собака Тузик, чемпион всей Вселенной!?» Простите, а чемпион чего? Ах, чемпион красоты? Так ваш пёсик тоже очень красивый! А про мозги здесь в дипломе ничего не написано! И не корите себя – неумелое воспитание здесь, как правило, не при чём. Ну, или почти не при чём. Из чего, по сути, складываются пресловутые рабочие качества? Это сила и подвижность нервных процессов, это типовые поведенческие реакции, это уровень гормонов в крови. Все эти признаки в свою очередь раскладываются на ряд составляющих, которые передаются генетически. Есть такое понятие, как «норма реакции» (никакой зауми – школьная программа по общей биологии за 10-11 класс). Это тот диапазон, в рамках которого может изменяться данный параметр под воздействием внешних условий. Целенаправленной дрессировкой мы можем развить интересующие нас качества, или наоборот загасить, но в пределах нормы реакции. От и до. Не больше и не меньше. Словом, сколько волка не корми, а у слона всё равно хобот толще.

И не надо говорить, что, мол, наши, российские горе-разведенцы любых собак испортят. Вот в Европе… Открою вам страшную тайну – мода на «ненастоящих» шоу-собак пришла к нам именно оттуда. Вместе с тестовым образованием и синтетической едой из фаст-фуда. Разведение и продажа таких собак напоминает классическую пирамиду сетевого маркетинга: желающие заработать на разведении приобретают щенков именно таких линий (они же от чемпионов и дорого стоят, а то, что трусливые и не охраняют – так им и не надо) с расчётом реализовать потомство следующим охотникам до прибыли. А разводить собак, которые умеют кусаться, и, тем более, натаскивать их – это нарушение прав человека (хотя разгонять обнаглевших беженцев, заполонивших европейские города, пригодились бы именно такие собаки). Пресловутая толерантность доходит здесь порой до абсурда. Так, купировать уши и хвосты запрещено – это негуманно, зоозащитники пищат, а отрезать «лучшему другу» яйца – это нормально, вполне себе толерантно и по-европейски. А может быть, объективная ситуация в современном обществе (привет от Маркса), где казаться важнее, чем быть, и форма превалирует над содержанием, складывается так, что настоящая собака – умная, верная, недоверчивая, преданная одному хозяину, становится ненужной и неудобной и уходит как отжившая формация? Может быть. Но люди, приобретающие щенка не для выставок и разведения, а для души – как компаньона и охранника, обычно желают видеть в нём именно эти качества. А энтузиастов, стремящихся поддержать их в породе, остались считанные единицы.

Я стою на могиле Рабочей Собаки. Остаётся налить в бокал порошкового шампанского, потому что настоящего теперь практически не производят, и поднять тост. Нет, даже не за российское – за мировое собаководство. Не чокаясь.

А что же делать тем, кто не пытается изменить мир, а хочет просто завести хорошую собаку «для себя»? Как говорится, за неимением гербовой, пишем на простой. Внимательно выбирайте из того, что имеется в наличие, приводите к нам, и – любой «гав-гав» за ваши деньги!

Читайте также:  Как различить индоуток мальчика от девочки

Воспитание щенка

Щенок обычно обретает свой новый дом и хозяина в 1,5-2 месяца, когда профессионально его дрессировать ещё рано, но заниматься домашним воспитанием нужно с первого дня. Это необходимо для того, чтобы развивать нужные поведенческие реакции и предотвращать нежелательные. В этом возрасте занятия должны строиться на игре и положительном подкреплении, избегая грубого принуждения, и быть направлены в основном на развитие активных двигательных навыков и установление хорошего контакта. В качестве таких развивающих занятий можно рекомендовать, во-первых, игру с апортировочным предметом, в качестве которого можно использовать игрушки, удобные для захвата в пасть: тряпочный жгут, резиновую палку, небольшой мяч на верёвке и т.п. Чтобы щенок заинтересовался игрушкой её нужно «оживить»: привести в движение перед носом воспитанника, отдёргивая и не давая захватить, пробуждая охотничий инстинкт преследовать движущийся предмет. Можно привязать предмет на верёвку и поиграть как с котёнком. Когда щенок достаточно возбудится, дайте ему возможность схватить игрушку и, затрёпывая, поиграйте в перетяжки. При этом щенок должен из такой игры всегда выходить победителем: нужно успеть отдать ему предмет, пока он не выплюнул его, а активно тянет на себя. Многие заводчики не рекомендуют такие упражнения, боясь испортить прикус. Но, во-первых, при правильной подаче предмета щенок захватывает его не резцами, а полной пастью. Во-вторых, прикус большей частью определяется генетикой: если у собаки хорошие, глубокие «ножницы» — их ничем не испортишь, а если изначально прикус на пределе (склонность к перекусу часто бывает у собак с широкой и короткой мордой), он может испортиться и без таких игр от неравномерного роста челюстей. Отдав щенку предмет, отбегите от него, увлекая за собой, опять потягайте за игрушку и отбегите в другую сторону. Щенок поймёт, что приносит апортировочный предмет для того, чтобы с ним поиграли, а не отняли любимую игрушку, и будет с удовольствием выполнять этот навык. В дальнейшем приём можно усложнять, сочетая с подноской, а затем и поиском брошенного предмета. Не допускайте, чтобы щенок уносил предмет в сторону, и, тем более, не гоняйтесь за ним: это подкрепит в нём нежелательную реакцию убегать с апортировочным предметом. Если ваш питомец склонен именно к такому поведению, привяжите предмет на верёвку, за которую можно его подтянуть вместе со щенком к себе и поиграть. Заканчивать игру нужно, пока щенок не устал, на пике возбуждения, чтобы поддерживать интерес. Предмет «крадут», когда щенок уронит его или ослабит хват, или отбирают мягким разжиманием челюстей без применения грубых запрещающих команд. Игрушки, применяемые для апортировки, у щенка не оставляют, а прячут до следующего занятия. Игры с апортировочным предметом в дальнейшем пригодятся для выработки навыков поиска и подноски предметов, развития хватки и в качестве положительного подкрепления при отработке различных приёмов.
Ещё, в качестве полезного подготовительного упражнения, можно подключить работу с лакомством. Скармливая лакомство с руки маленькими кусочками, Вы приучаете щенка концентрировать на Вас внимание, следить за движениями руки. Если щенок отвлёкся, подзываете его к себе и прикармливаете. Это способствует налаживанию хорошего контакта и в дальнейшем пригодится для отработки навыков общей дисциплины.
Желательно с детства приучить щенка к поводку. Поначалу, надев плотно подогнанный ошейник с поводком, больше прикармливайте и хвалите щенка, увлекая его за собой, при этом избегая резких рывков. Когда убедитесь, что снаряжение его больше не беспокоит, можно постепенно подключать натяжение поводка и лёгкие поддёргивания, также сопровождаемые кормом и похвалой.
Запрещающие и тормозные навыки лучше начинать отрабатывать позже, когда психика подрастающего щенка немного окрепнет. Но если Вы содержите своего питомца не в вольере, а в доме, то, скорее всего, столкнётесь с массой проблем, которые надо решать с первого дня, пока нежелательное поведение не успело закрепиться. Большинство щенков склонны: грызть мебель, обувь и предметы домашнего обихода; становиться лапами на людей и, играя, прикусывать их; спать на хозяйской постели; подбирать на улице всякую дрянь; оправляться, когда и где им заблагорассудится – вот далеко не полный список вредных привычек, приводящих неподготовленного владельца в замешательство. Как правильно наказывать «хулигана»? Основное правило: собака должна получать отрицательное подкрепление непосредственно в момент совершения «преступления». Если наказывать её спустя какое-то время – эффекта не будет. Некоторые собаки даже понимают, за что их ругают, и, нашкодив, прячутся с виноватым видом, но провести логическую цепочку, что можно не безобразничать и этим избежать наказания, к сожалению не могут. Из книги в книгу кочует рекомендация наказывать только газетой или специальным прутиком. Такое предписание справедливо только в том случае, если газета постоянно находится при Вас. Но ведь её в нужный момент может под рукой и не оказаться! Тогда наказание запаздывает, и у щенка в итоге вырабатывается не отрицательный рефлекс на нежелательное действие, а боязнь газеты или плётки. Поэтому для достижения желаемого результата подойдёт любое мгновенное, незаметное, но неприятное для щенка воздействие: шлёпнуть ладонью, одёрнуть за ошейник, запустить каким-нибудь предметом. При этом нужно соизмерять силу воздействия с особенностями психики вашей собаки (подбирается опытным путём): после оказания воздействия щенок должен прекратить нежелательное действие, не воспринимая наказание как игру, но при этом не испытывать сильной боязни. Сложнее поддаются коррекции действия собаки, совершаемые в ваше отсутствие. В идеале было бы установить за ней круглосуточное видеонаблюдение, но в большинстве случаев это не представляется возможным (результат не оправдывает затраты). Поэтому в те моменты, когда у Вас нет возможности контролировать действия щенка, его лучше просто физически лишить возможности совершать «злодеяния», например в ваше отсутствие закрывать в клетке или отдельной комнате. С возрастом большинство собак, при правильном воспитании и своевременной коррекции, перерастает вредные привычки, хотя у некоторых индивидуумов они, к сожалению, остаются на всю жизнь.
Теперь о приучении щенка к туалету. При регулярном выгуле большинство собак со временем привыкают оправляться на улице. Схема простая: при попытках гадить в доме щенок получает отрицательное подкрепление в момент совершения «преступления», после чего его выносят на улицу, в место предполагаемого выгула, и когда он сделает «свои дела», его хвалят. Надо учитывать, что маленький щенок физиологически не способен терпеть весь день, поэтому его нужно выгуливать несколько раз в течение дня (после еды, сна, продолжительной игры). В запущенных случаях, когда щенка вовремя не приучили к туалету, и у него уже закрепилась привычка гадить в доме, можно попробовать более кардинальный метод. Собаку ограничивают в свободном перемещении по дому – закрывают в тесную клетку, или сажают на очень короткую привязь. Большинство собак под себя гадить не хотят и терпят до очередного выгула. После того как собака хорошо выгуляется на улице, её возвращают обратно в клетку до следующей прогулки. Чтобы ваш питомец сильно не страдал от недостатка движения, на прогулке он должен получать достаточную физическую нагрузку. Если продержать его в таком режиме недели две, стереотип поведения закрепится, и можно пробовать выпускать собаку из клетки сначала в вашем присутствии, а затем и без Вас. Но режим выгула при этом должен оставаться прежним.
Ещё совет для тех, кто хочет вырастить хорошего охранника. Не позволяйте чужим людям гладить щенка, кормить, играть и разговаривать с ним, а на своей территории, когда к Вам приходят гости или рабочие, закрывайте его, чтобы через него не ходили, и он не привыкал к присутствию посторонних людей. Если же, наоборот, Вы хотите получить собаку, доброжелательную к чужим людям (например, для выставок) – рекомендации прямо противоположные, тут уж всё зависит от поставленной задачи.

admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector